Вы здесь

Великая труженица

Героиня нашей семьи Матрёна Петровна Канева. В Год Памяти и Славы мы хотим рассказать о ней со страниц газеты «Няръяна вындер».

Она родилась 22 ноября 1917 года в деревне Устье-Ижва Ижемского района. Не училась в школе, была неграмотной, но поставить свою подпись в документе могла.
В 1918 году родители Матрёны Петровны переехали в Щелино. С 13 лет она начала работать в колхозе «Трудовик», который был организован 17 февраля 1930 года.
В 1937-м вышла замуж за оленевода Андрея Ефимовича Канева, стала ему верной спутницей, трудилась чумработницей. В первый год войны муж ушёл на фронт, в составе 3-го оленетранспортного эшелона, укомплектованного в колхозах «Харп» и имени Сталина (08.01.1936 году колхоз «Трудовик» переименовали в колхоз им. Сталина).
Андрей Ефимович воевал на Карельском фронте. С ноября 1941 по март 1945 года был ездовым, а с марта по октябрь победного года – рядовым стрелком. После демобилизации Андрей Ефимович продолжал работать в оленеводстве.
О жизни в тундре трогательно и тепло вспоминала их старшая дочь Анна Андреевна Кучина, поделюсь этими воспоминаниями: «Помню, в чуме стояла большая железная печка с трубой. На ней мама всё и варила – суп, кашу, пекла оладьи. Спали на шкурах, на полу. Было одно корыто, в нём стирали, растапливали снег для стирки и для приготовления еды. Хлеба обычно брали побольше в своей деревне, а если в чужой – то его приходилось заранее заказывать, если не успевали заказать, покупали в магазине муку, а ещё чай, сахар, печенье, конфеты. Продавали своих оленей, чтобы были деньги на продукты. Мы ходили все в малицах, на ногах носили бурки, тобоки. Шили всё сами, потом продавали изделия в деревне, я всегда помогала родителям. Даже во время забоя, дети оказывались первыми помощниками. Папа и мама у нас были добрые, не ругали, не наказывали. Отец охотился. Рыбу ловили только летом и продавали на суда, которые шли по Печоре. Зимой пасли оленей в районе Харьяги и Гусенцов, до реки Цильмы в Коми Республике. Летом – рядом с Хонгуреем, Оксино и Сопкой. Оленей в стаде было около тысячи. Когда оленей перегоняли с места на место, то важенки и быки шли вместе, быков-то было немного. А волки-то вокруг так и бегают, ждут маленьких телят, чтоб задрать. Помню как меня оставляли караулить, чтобы телёнка волки не съели, очень страшно было, хотя людей звери и не трогали.
Когда отца забрали на фронт, то мы жили у бабушки и дедушки по матери – Филиппова Петра Ивановича. Квартирант жил у нас Стёпа. Помню, как голодно было, он крыс варил в бане, дома-то не разрешали, очень запах неприятный стоял. У всех в деревне переселенцы жили, их привезли целый пароход. Потом построили для них барак-землянку в новой деревне. Там мы собирались на посиделки, танцевали, пока не появился в деревне клуб, а Женя и Валя Рогозин сидят на печке, смотрят, обуви-то нет – танцевать не в чем!
Отец, когда пришёл с фронта, стал бригадиром, так и оставался им пока колхоз в 1956-м или 1957 году не продал оленей в колхоз «Харп». Пастухов не стало, старые оленеводы уже не могли работать, а молодые не хотели браться за такой тяжёлый труд».
Матрёна Петровна и Андрей Ефимович прожили вместе дружно и согласно 53 года, вырастили четверых детей – дочерей Фаину, Анну, Александру и сына Георгия.
Когда стали уже оседло жить в деревне, то зимой Матрёна Петровна возила сено. Последние 15 лет перед пенсией работала дояркой, доить коров тогда приходилось вручную, но она никогда не жаловалась на тяжёлый труд, на то, что устала. В 1989 году её наградили знаком «Ветеран колхозного рыболовства». 12 декабря 2000 года Матрёны Петровны не стало, похоронена она в деревне Щелино.

Невестка Ольга Александровна Канева, д. Щелино